Enfants
Штирлицу пообещайте Вы всего себя навечно! Он поверит! Вашим другом Станет он тогда, конечно. Исполнять совсем не надо Эти ваши обещанья, Штирлицу и так отрадно, Но пишите завещанье!
...Осенние ночи, холодные, промозглые, хмурые. Не видно диска луны. Тяжелое небо, облачно, в прорехах сверкают одинокие звезды. Ночное небо – как черный зрачок твой, бездонный во время оргазма, как сотня и тысяча глаз твоих, немигающих и холодных. Намертво врезавшийся в память, вспарывая воспаленное сознание калейдоскопом образов. Полотна опадают и нет призраков прошлого. Это так странно. Я жду приближение зимы, первым ее дыханием, разливая жидкий азот, вымораживая. Когда город застынет в анемии..Ночь продолжает говорить со мной шепотом шороха шин по асфальту и гранатовыми огоньками автомобильных фар. Феерия цвета и звука в сумраке городских окраин. Нужен абсент, много абсента, чтобы небеса разорвались, наконец, дождями, а кровь снова хлестала по венам, беспорядочно и прекрасно. Пьяное небо и пьяный я.